Фоменко о Гурченко. Интервью без купюр
Вообще, я с Людмилой Марковной встретился гораздо раньше, нежели в спектакле «Бюро счастья» и я не могу сказать, что для меня, Людмила Марковна как-то могла по- новому раскрыться. Мы ведь говорим о, даже я бы сказал, не о человеке. Это… супер что-то, даже трудно объяснить. Понимаете, в нашей стране, к сожалению, если говорить например, о Гурченко, таких людей, ну, в 20 столетии по пальцам перечесть одной руки. Но, очень странное отношение. Вы знаете, мне кажется, иногда, что она слишком большой артист, слишком большая личность, чтобы в каждый момент времени своей жизни, могла бы быть достойна правильно и достойно оцененной. Конечно, все ее знают, она звезда, ее все любят и она лауреат, лауреат всего, но, я могу сказать, что она, если вы проанализируете все , что она сделала в кино, например, да, все ее работы , когда вы поймете насколько эта палитра, на сколько она безразмерна… ну.. эта тональность ну… он конечно, приведет любого человека в трепет. Потому что, она грандиозный человек. Я наверное, что-то там.. там вообще.. столько от бога.. много, что с этим не справится. Ну, то есть, я не могу вам сказать конкретно, что .. что-то там.. ее нельзя вообще, оценивать , как обычную актрису, хорошую или плохую, талантливую или не талантливую. Она просто .. вспомните все подряд во что.. и.. и «20 дней без войны», или «5 вечеров» , или.. я не знаю, или.. «Прощай Фелинни» вообще, да, или.. я не знаю да.. или «Карнавальную ночь» или ну я не знаю, вы понимаете, это как.. как я даже не знаю, это у нас..никакие слова.. не хватает слов для того, чтобы это высказать. Но, у нас же такая страна, которая.. не очень.. понимает с чем она имеет дело.. Но.. иногда бывает даже, знаете, в нашей стране умереть мало, чтобы.. тебя оценили по достоинству. Но она бог.. и все. и я знаю ее.. близко и это касается не только ее профессии, это касается ее жизни. Она.. женщина.. ну, мало того, что да, там, она красива, обаятельная во все времена, да, она.. с беспредельным чувством жизни, понимаете. Ее жизненный опыт в каждом ее движении, понимаете. Как можно сегодня смотреть на современных актеров, например, да, которые играют нечто, скажем, они играют любовь. Вы представляете любовь, которую играет Гурченко, да, возьмите любую ее картину там, в любое время, да, предположим она играет любовь. Посмотрите. Вы увидите все, что произошло с нашей страной в 20 веке. Все. все прожито ею и сказано в одном слове, в одном взгляде. Как это сегодня может быть, ну то есть, где.. этому нет конкуренции, понимаете? Я говорю как-то так, сумбурно, может быть достаточно. Но.. объем и масштаб этой личности он.. сейчас его никто не оценит. Понимаете? Его и раньше то неважно оценивали, мне кажется.. все время, все время аленькие люд, все время переходили на какие-то личные.. вы понимаете, когда стоит колосс, видят только то что находится в сантиметре от носа. Поэтому вот.. вот так бы я сказал, что такое для меня.. Людмила Марковна. Вот, собственно, пожалуй…
Понимаете, ну.. у нее больше ничего нет, у нее есть только ее работа и все. Но.. я еще раз хочу сказать, у нас, я считаю, нет , к сожалению, ни профессионального театра, ни профессионального кино. В России это всегда знаете, как-то немножко, немножко такое, это все немножко для души, немножко чуть-чуть все такое, чуть-чуть на именинах. У нас все.. чуть-чуть все не профессионально. То есть, если мы … мы не можем играть вдень по 2 спектакля в течении 10 лет. Ну, не можем. Это по определению невозможно. Потому что, сегодня хуже, завтра лучше. А как ты вчера сыграл, а как ты тут? А как тебе удалось это? Это все не профессиональные вопросы. И публика относится к этому виду деятельности всю жизнь, как к не профессиональному, да? в Америке, и в Англии, во Франции другой профессиональный подход. Это все другое, вообще все другое, понимаете? Там человек по другому это делают, по другому, понимаете? Если они играют спектакль, то ори играют его всегда одинаково, это профессия, как деталь вытачивать, понимаете, она всегда одинаковая. И в этом есть положительные результаты. А у нас другой коленкор, в театр и в кино. У нас немножко все такое, такое все немножко для души чуть-чуть, понимаете. И поэтому, профессия это не (не разб) и поэтому, маленькие зарплаты у артистов, немножко все такое… все такое жухлое немножечко, немножечко потертенькое все, понимаете, вот это все. И поэтому, конечно, великие люди по настоящему, да, скажу, вот Гурченко, на мой взгляд, вот , на моей памяти, клянусь вам, единственный актер, .. с большой буквы, который абсолютно.. ей все равно было бы. Ее вот так вот можно переставить. Вот, в Голливуд, или вот так ее можно на Бродвей переставить и она будет точно так же, ничуть не меняясь функционировать в очень жесткой системе западного.. масс медиа, понимаете? И.. говорить о смелости, смелая она или не смелая, она профессионал. Что значит.. ну она.. прыгни с 20 этажа, ну, она и прыгнет, понимаете, потому что проблем никаких с этим нет. Это работа. Но это работа высшего уровня, во-первых, а во-вторых, она осененная, как я вам говорил уже, до этого. Понимаете? Поэтому, Гурченко никогда.. не выпадает в этот общий строй, этих общих самодеятельных песнопений. Потому что, это действительно, может быть, покажется многим.. вызовом, но тем не мене, я считаю, что то искусство, которым здесь мо.. у нас занимаются, в нашей стране, оно все немножко с налетом легкой такой.. самодеятельности, домашних , понимаете, радостей. Гурченко там нет. Поэтому, Гурченко, конечно, одна. Поэтому, Гурченко, конечно, не любят в том смысле, да, что она человек , который говорит правду. Она.. в этом смысле мы с ней очень похожи. Я тоже абсолютною..но.. или скажу, меня потрясает ее глобальное понимание жизни, она глобальный профессионал и глобально понимает жизнь. И вчерашнюю, и сегодняшнюю, и завтрашнюю. Это вещь.. только от бога, а правильном смысле этого слова, понимаете. Вот, собственно. Это слишком сереьзно и обсудить ее на уровне, так сказать вот, вот так, любовь зрительская, не любовь зрительская. Любовь режиссеров, не любовь режиссеров, понимаете, это все смешно. О каких режиссерах можно говорить, на сегодняшний день.. конечно, они были в ее жизни и было время, были моменты, когда были такие же люди, такого ранга, но они все на пальцах одной руки, я уже говорил об этом, понимаете. И Гурченко там, она там .. сегодня ей нет применения, здесь. Здесь ей не с кем и не про что, понимаете? Потому что, уровень профессиональный, по сравнению с Гурченко, он просто, его нет и все.
Людмила Марковна, я еще раз повторю, она профессионал. Она очень тяжело сходится с людьми, потому что все считают, что у нее тяжелый характер. У нее великолепный характер, великолепный, она просто.. вы знаете, бывает трудно умному человеку в окружении.. находится.. трудно, понимаете. И конечно, она не побежит к первому встречному обниматься и целоваться, как это принято в нашей.. нашей .. в нашем шоу-бизнесе. Потому что она в любом случае.. находится на другом этаже, понимаете. Это не значит, что она ведет себя с вызовом, ни коим образом, но для того, чтобы Людмиле Марковне.. найти с ней общий язык, надо быть.. это должны быть одного поля ягоды, понимаете, это должны быть люби с чувством правды, с чувством точного слова.. если это так, то будет так, и все. это ни кривляние, ни каприз, потому что это единственно правильное, ее ощущение в тысячу раз точнее, чем ощущения окружающих ее людей, которые скажем, с ней работают, на площадке где-то, или еще что-то в этом вся сложность, понимаете? Масштаб личности, он слишком велик, чтобы уместиться в какие-то , так сказать, вещи. И будучи.. работая в партнерстве с ней.. у нее есть.. она никогда никого не будет давить. Итак, вы знаете, она появляется на экране, экран делает так – хр.. понимаете, в ее сторону и перевешивает, это ясно абсолютно. Масштаб энергии и масштаб профессии и так далее, и так далее. Но, если она понимает, если Людмила Марковна понимает, что.. и чувствует, да, что человек, который с ней работает, выкладывается.. на те же 250% как и она работает, на том же уровне профессионализма, на том же уровне отдачи и понимания процесса, то.. в партнерском смысле, если вы ее партнер, считайте что вы в раю. Вам ничего не надо.. она. .. как отличный теннисист, поэтому.. прекрасно, понимаете, с ней
Мне, понимаете как, мне повезло. Я вам скажу честно. Мне повезло. У меня с ней очень не формальные, очень близкие, тонкие, мы практически не общаемся, практически не общаемся. Но наши отношения, они находятся на уровне энергетическом, поверьте, я знаю, что она где-то, а она наверное, знает, что я где-то. У нас очень тонкие отношения с ней. Очень.. доверительные и с очень большой любовью. Мне повезло в этом смысле. И я был с ней рядом. И я в общем, с ней рядом и есть, понимаете? Но в смысле, внутренне. Пускай, так сказать.. она.. знает все, что я думаю и .. тонко меня чувствует. Мне от этого.. это счастье мое, понимаете. А что с остальными там. кто , чего, так может быть, знаете как она говорит гениально? Она говорит – наверное, кто-то есть.. кто .. может лучше чем мы. .. но где их взять? Понимаете? Вот в этом вся Гурченко…
Вы знаете, это женщина, которая живет головой до того момента, пока.. сердце не почувствует. Вот как только сердце почувствует, то тогда.. головы больше нет, есть только сердце. Можно делать все что угодно и .. сердце будет открыто. Это очень сложно, понимаете. Мы с ней, опять же скажу, мы очень похожи. Просто очень. Я вот прямо.. знаю все что с ней происходит, буквально до самой глубины и.. потому что у нее такой же характер и я прямо.. я не говорю о размерности, мне никогда уже не такого ничего не.. в таком объеме не светит. Потому что то что она сделала, скажем, в кино, на мой взгляд, это конечно.. вообще, масса недооцененных вершин, которые.. вы знаете, что значит недооцененных? Они, конечно, оцененные, понимаете, но постольку, поскольку, вы представьте себе актрису, вот задумайтесь, да, актриса, которая в общем и целом.. номер один в.. так сказать, в эстрадно-музыкальном сегменте, да, и номер один.. в драматическом искусстве. Вы представьте на сколько сложно ее простому зрителю, да и режиссерам, зачастую, назовем их так, понимаете, зачастую.. сопоставить все это и попробовать этим воспользоваться, понимаете и предложить ей.. ну как.. а как можно сыграть .. «20 дней без войны» или «5 вечеров» понимаете, или.. и тут же сыграть «Прощай Фелинни» и тут же вспомнить маму.. вы понимаете? Куда, кто у нас, просто хочу спросить, кто в на.. назовите еще одну актрису с таким форматом, хоть одну. Конечно, с таким форматом в жизни-то тяжело жить, а уж когда это профессия публична, вы представляете? Ну с кем это, куда ей такое.. это ,знаете как.. как слон в посудной лавке. Вот.. что я хочу сказать, честно говоря. Коротка кольчужка, любой материал предложенный , понимаете, ей сегодня, какими-то людьми, это все смешно, потому что ну, это такой формат, что его не существует. Да и зрителя такого нет, который способен был бы это ухватить, понимаете? Так что вот. и я конечно, счастливый в этом смысле человек, я знаю ее близко и это редкая вещь, не всем это повезло.. ну, как не всем так пове.. то есть, практически никому и не повезло так вот.
Слушайте, ну она, понимаете какая штука.. это основа ее существования – музыка. Она ведь.. у нее понимаете, там столько всего напичкано в нее, понимаете. У нее есть это.. я уж не могу сказать. Там.. там есть весь арсенал. Вот весь арсенал, который существует, вот представьте себе, все элементы таблицы Менделеева, вообще все, они там в ней, понимаете, вообще все есть, вот куда ни ткни, понимаете, как склад. Мне нужно это – пожалуйста, мне нужно это – пожалуйста. Есть все. но.. что касается музыки, непосредственно, конечно, это ее стержень, это то что ее держит, то что ее.. то что ее.. двигает вперед, понимаете, это ее настроение, да, это ну.. у нее же там.. в принципе, она могла бы быть.. если бы это ни было так мелко, она бы могла быть великолепной.. джазовой певицей, отличной просто, вы понимаете. Но, это мелковато.. жанр.. мелковат.. он слишком большой формат личности. Поэтому, конечно.. но музыка для нее это все.. все знают прекрасно. Но вот, понимаете, .. мне кажется иногда, что зритель даже иногда боится.. углубляться в ее, то есть, где-то на отдаленном сознании у зрителя есть там и.. и.. и «5 вечеров» и все вот ее большие драматические роли, тяжелейшие, крупнейшие, понимаете, которые как бы,.. зритель даже и .. потому что, знаете. Если в себя такое запустить, целиком всю эту лавину переживаний исполненных на экране Гурченко, то конечно, можно и.. после этого.. ну, жизнь меняется, поверьте. Искусство ведь для того и есть, для того чтобы изменять внутренний мир человека. И если внимательно.. поэтому, легче конечно, за ее «Карнавальной ночью» и за «Бюро счастья» следить и.. то есть, ну это.. проще и доступней, и яснее.. для зрителя. Но тем не менее, .. тем не менее, я все время говорю, что для меня она, прежде всего, конечно, величайшая драматическая актриса, ну, если говорить, а потом уже и музыка, ее легкий жанр, потом для меня он, вторичен, как бы, понимаете. Но, для меня. Для основной массы зрителя, конечно, она легкий человек. Мы, короче, с ней, все время говорим, что это никому не надо, потому что, знаете, но.. мы знаем, что есть Толстой. Вот, как бы я сравнение такое. Вот Гурченко, это вы знаете кто? Мы знаем, что есть Толстой, понимаете. Мы знаем, что есть Набоков. Мы знаем, что есть Маркес. И мы очень уважительно к ним относимся.. просто мы их не читали. Понимаете о чем я говорю? Это важно понять. Ну, поверьте, мы знаем, что есть «Война и мир» и «Анна Каренина», но мы их не читали. За жизнь надо перечитать раз 10.. я позволил себе 4 уже раза целиком.. полное собрание Льва Николаевича .. и еще буду это делать. То есть, там, условно получается раз в десятилетие в среднем. Но, когда я говорю о Гурченко, я сравниваю с, понимаете, вот с такими форматами. На мой взгляд, это не звучит, поверьте, это никак не связано с тем, что я сейчас на экран говорю эти слова специально, потому что.. это факт.. хотите вы этого или не хотите, это есть. И все. И считайте, что просто нам всем повезло, что мы жили с ней в одно время.
  фон Гадке
14.12.2012



Карта блога