Михаил Шемякин. Встречи на Моховой (часть 3)
Первая часть здесь здесь
Вторая часть здесь здесь
...
Шемякин: очень... ироничный, они съели всю икру, а на второй день, просто в газетах взяли и .. весь этот ... про весь этот.. экипаж взяли и обгадили. Поэтому, я был приглашен для того, чтобы сделать что-то необычное, чтобы Россия опять , так сказать, выбралась из вот этих матрешко-икристых представлений и я сделал великое посольство Петра первого. Я пригласил Карликов, пригласил лилипутов, пригласил громадных ребят из института Лесгафта, которых мы переодели в женщин, потому что женщины нарасхват. Там было несколько
Стрижак: это ребята.. это ребята из института Лесгафта?
Шемякин: да, да, да, да, да. да. это такая
Стрижак: я поясняю, это институт физической культуры, для тех, кто не знает, не в Петербурге живет
Шемякин: простоя обратился в институт Лесгафта, мне сказали, .. девушки все.. уехали, их там три или четыре, не так много, вот. я говорю, но нам нужно большого роста женщина. И я прихожу в Мариинский театр, и стоит вот такая толпа гренадеров, молодых ребят. Вот . но это все мужчины, а нам нужны девушки. Я говорю, ребята, посмотрел на физиономии, они видимо первый раз начали бриться там, два дня тому назад. Я говорю - ребята, в Венеция хотите поехать? Хотим. И я , поедете
Стрижак: о, Антон Досинский, это же он, да, это Досинский
Шемякин: да, это Антон Досинский, а это лилипутки уже, вот.. замечательные. А костюм им шил Мариинский театр. Вот. я говорю, ну, поедете
Стрижак: удалось.. удалось поднять престиж родины?
Шемякин: ну, во всяком случае, ко мне подошла Светлана и сказала, говорит.. Миша, говорит, знаешь, сейчас приехали сотрудники.. вернее, какие-то люди важные из кремля, просмотреть, что же мы сделали. И.. у нас полная победа. Я говорю, а как она выразилась? Ну, просмотрели наш перформанс и сказали - больше нас никогда не пригласят сюда. Вот. Я говорю, а почему.. почему они сказали? Она говорит, ну, они сказали, а вы посмотрите, как выступили французы, англичане и немцы и какой успех, так сказать, у нашей группы. На
Стрижак: Михал Михайлович, вы дожили до того времени, что получаете одобрение из Кремля. Вас признали власти, вы посмотрите, как причудливо жизнь
Шемякин: да, не говорите, не говорите.
Стрижак: да едва начался 21 век, а он оказался признанным мастером, ну, приятно же. А вы можете поаплодировать. А у нас еще одно видео. (аплодисменты).
Стрижак: ну, уж коль вы скоро вспомнили про карнавалы, давайте послушаем мнение одного из участников вот этого действа
Стрижак: да, да, вот , подтверждает, подтверждает ваши слова ( неразб). Иногда, очень хочется понять , совершить невозможное. Вот, есть вещи недоступные ни одному смертному. Понять, как устроена ваша голова. Понимаете, вот как рождаются эти мысли. Есть , конечно, печальный вариант, что вы ужасный прагматик, что вы садитесь и говорите - вот, я сделаю это, потому что, это выстрелит, да? либо, вот эти ваши все летающие ведьмы, феи, я не знаю, карлики и высокие девицы. Откуда, откуда это все приходит? Что вам сниться, вообще, Михал Михайлович?
Шемякин: ну, во-первых, я как вы догадываетесь довольно мало сплю, поэтому, валюсь куда-то как в темную яму и просыпаюсь, вот. а второе, я сейчас как раз, по поводу головы, вспомнил один удивительный подарок. У меня есть один замечательный друг, Аркадий Львов, который владеет, 7 человек только, по моему, владеют этой технологией. Это платиновый принт. Он профессор, преподает в Парсон Скул в Нью-Йорке. Это печать, при помощи серебра и платина. То есть, это техника, где-то.. чуть ли не позапрошлого века. Никогда не выгорает фотография, это сложнейшая технология. Он кончил Парсон Скул, а теперь он профессор там, и великолепный фотограф. Я как раз, его фотографии передал в дар, недавно, русскому музею, именно на этих платиновых принтах, которые необычайно дорогие и необычно интересные. И вот он мне , однажды, это было много лет тому назад, на новый год он подарил мне большую коробку такую. И когда я открыл этот подарок , там было написано - метафизическая голова Михаила шемякина. Я открыл эту коробку и там была сшита такая, ну, относительно на мой профиль, громадный такой мешок, в который я запустил руку и вынимал какие-то совершенно необычные предметы. Вот, как он понимал мою голову. Там были и какие-то книжечки, и какие-то маленькие предметы, и какие-то совершено непонятные
Стрижак: так сколько же он это делал? Боже мой
Шемякин: да. так вот очень храню вот эту, с любовью вот этот подарок. Это первый раз, так сказать, человек, попытался понять, что у меня в голове. И сам это создал. А вообще, конечно, голова довольно сложная, потому что, нести те нагрузки, которые нес я в области исследований, было очень тяжело. Иногда было ощущение, как будто вот, я уже чувствую свой мозг, как перетрудившуюся мышцу и из-за этого вот, были вот эти чудовищные загулы, потому что я понимал, еще немного , я не вынесу этих нагрузок, можно просто, ну, как говорится, сдвинутся с рассудка. И я бросался в машину и мчался в Царевич, к Володе Полякову, в Алеше Дмитриевичу, все, и конечно, так сказать, вот этим чудовищным загулом, который бил по моим почкам, по моему печени, и бил еще
Стрижак: то есть, загулы не от безделья, а от необходимости снять эти нагрузки
Шемякин: перенагрузки. Знаете. Очень интересно писал Синявский, с которым мы когда-то дружили. Вот, когда он был жив, вернее, до того момента, когда я узнал, что он был завербован КГБ.. в стукачи. Конечно, после этого многие люди, как бы, не смогли с ним продолжать ту самую дружбу, которая был в свое время. Но, он очень интересно писал, интереснейший человек, оригинальнейший ум. Он очень интересно писал о проблемах алкоголизма. И он написал, что алкоголь для русского человека. Это совсем не то, что для западного. Если для француза, это пригубить стакан хорошего вина, почувствовать его вкус, то у россиян, у русского человека. Это прежде всего, попытка вырваться за пределы вот этой обыденности или снять вот эти чудовищные перенагрузки, как бывает у интеллигентных людей. Понимаете? Поэтому, да, конечно, то что я сегодня, допустим, те операции, которые я провожу там, с пятью, с десятью книгами, в радиусе, допустим, трех, четырех часов, идет раскладка, потом, ну если вы видели мои, так сказать, закорма, конечно, я сам вот, когда приехал .. мой груз из Америки и конечно, из все пришлось перепутать.. папки, их 3 000 папок, где просто отборные материалы и разобранные. и вот когда я стал сам снимать этот груз, вот, создавать эти горы из этих подписанных, значит, там, "проблема геометрической абстракции ", там, "проблема.. допустим, там, разреза, забинтованности, там, 800 различных тем, над которыми я работаю. И мне самому, где-то, первый раз стало страшно. Я подумал, боже мой, неужели это все я, это разобрал, еще знаю, что в этих папках лежит. Это действительно, первый вопрос, когда люди попадают ко мне, они меня всегда спрашивают, американцы ли это, западные люди, все там, работают будь здоров как, но они всегда спрашивают - а когда вы спите? А когда вы все успеваете? Вот, какое-то время метафизическое у меня. И ведь я перехожу от одного стола к другому. то есть, фактически, я никогда не бываю вне искусства, или вне занятости. То есть я не мыслю этого, наверное, так уже создан организм. И плюс ко всему, есть такой небольшой секрет чисто физиологический. Потому что, мой отец иногда мог сидеть в седле, вот, мать рассказывала, уже казаки кричат, ну, товарищ полковник, ну, поспите, сойдите, он объезжал дивизию. Она говорит, у него красные глаза, тяжелые переходы и он все равно, седьмой день в седле. То есть, не выдерживал никто. А для меня раньше было, вот допустим, 4 дня работать, на износ буквально, все, я абсолютно не чувствовал усталости. И вот моя семья, еще моя первая бывшая супруга, там, и моя дочка, которая сегодня сама уже взрослая и очень серьезная художник, Доротея Михайловна, они уже привыкали. Они утром здоровались со мной, вообще, там, за столом, мы завтракали, они вставали с кровати, там, мылись, потом уходили там, в школу или что-то делать. Потом опять, они уходили спать, говорили- спокойно ночи, я продолжал работать. Сейчас, конечно, я не выдерживаю такого немыслимого режима, но в то время, это годами длилось, это абсолютно было нормально. Я просто на пятые сутки заставлял самого себя улечься в кровать. Потому что я видел, что у меня цвет кожи менялся, я становился очень белым, бледным. То есть, видно уже организм не выдерживал. А нормально вот, психика или работоспособность, она не менялась. Я и сегодня могу двое суток совершенно спокойно, так сказать, работать. Просто не перегру.. не всегда я, так сказать, этим занимаюсь, потому что, это все равно нагрузка. Но, два дня, для меня быть в седле, это абсолютно нормально
Стрижак: два дня быть в седле, это здорово. Вы знаете.. да (аплодисменты).. спасибо.. я.. я сожалею безумно, что наше время бежит бешено, потому что, я думаю, отдельно бы, вообще, с удовольствием, часик-то я бы.. бы поговорила с вами о современном искусстве. Потому что как вас.. вот. понимаете, е.. у меня.. вот, если можно, все таки, коротко ответить потому что я хочу дать возможность еще зрителям задать вопросы. Понимаете, мы, люди, воспитанные на.. ну, соц реализм уже обсудили, на Саврасове, на Перове, на Репине. У нас, помните, вклейки были цветные в учебнике, да. нас, все таки, как-то вот, воспитывали ..
Шемякин: даже а определенных картинах, обязательно "Утро в лесу"
Стрижак: да, да, да.. может нам там не.. не..не.. про да, Рембрандта ничего не рассказывали, но не важно, но все равно, многие люди, которые сегодня попадают на выставки, не ваши, современного искусства, если они попадают, они начинают шалеть от того, что они понимают, что они не понимают, что происходит. Несколько бумажек на полу, песок, еще что-то , какие-то странные фигуры, и нас все это .. как это, инсталляция?
Шемякин: да
Стрижак: перфоманс.. не перформанс, а еще есть какое-то слово
Шемякин: инсталляция, ..
Стрижак: инсталляция, много умных слов
Шемякин: артефакты
Стрижак: да. вот.. что-то все.. бывают вещи красивые, но требующие объяснения. И при этом, вы, который сегодня говорит о том, что надо это знать, тома собранных примеров из мировой культуры, на каждый, каждый поворот событий .. культуры, там, живописной хотя бы.. нам-то что делать? Понимаете? Вот нас, что, разыгрывают сегодня вот этими перфомансами, песочком с.. с этим. Или , .. ну есть ли у нас право посмеяться , сказать.. мы это не поняли, нас это не устраивает. Мы любим.. мы пойдем туда, где мы понимаем, где есть линия, где есть цвет, где есть идея
Шемякин: ни в коем случае. Мне кажется, что все, что делается сегодня, есть конечно, очень много , с виду абсурдных вещей, .. есть люди, которые явно спекулируют на том, что сегодня все дозволено, безусловно, это есть
Стрижак: да, да, а как.. как.. как отличить спекуляцию от искусства?
Шемякин: но тем не менее, искусство не может стоять на месте. Просто на просто, представить сегодня, что мы пришли в Голландию и увидели .. допустим, пра-пра-правнука, Вермейера Девиса(?), который сидит и пишет тот же самый пейзаж, или тот же самый натюрморт, ту же самую молочницу. Мы бы подумали, что мы сошли с ума. Верно?
Стрижак: но вы же не отличаете академическое искусство. Вы же
Шемякин: я не отрицаю. Но я не отрицаю
Стрижак: вы, как бы, прямой потомок, да?
Шемякин: я не.. я считаю, что человек должен, ну, понимаете, вы не можете танцевать в балете, если не закончили Вагановское, да?
Стрижак: да, но сегодня же, многие танцуют, не имея не малейшего представления о танце. Давайте будем образно говорить
Шемякин: нет, нет, .. нет, нет
Стрижак: нет так?
Шемякин: в балете или в музыке, все таки, все таки такого разбоя .. как у нас, не происходит
Стрижак: хорошо, в приличной галерее, мы можем встретить самозванцев?
Шемякин: что, что?
Стрижак: в приличной галерее встретить самозванцев, можем встретить?
Шемякин: приличная галерея? Что вы понимаете под словом - приличная? Есть галереи, которые управляют, допустим, сегодня, 5-10 галерей, которые диктуют, что хорошо, а что плохо
Стрижак: хорошо, вот таких самозванцев без, будем называть, без вагановского училища, много сегодня в вашем мире?
Шемякин: да, хватает, конечно, безусловно.. ну, .. все зависит от галереи. Понимаете, это все сегодня, допустим, быть на гребне волны, это часто, можно сравнить с рулеткой. Вас выбрали, допустим, вас объявили.. вас сегодня не ищут. Сегодня не ищут таланты, не ищут
Стрижак: не ищут
Шемякин: потому что, на сегодняшний день, понятие, допустим, красоты, эстетики, морали.. они просто отсутствуют, они не нужны сего.. в сегодняшнем художественном мире. Сегодня весь художественный мир, это во-первых, прежде всего, даже желательно, чтобы вы не умели профессионально работать
Стрижак: вот, вот, вот, вот, вот, я об этом и говорю
Шемякин: и я вот, например, очень интересный привожу иногда пример, он буквально на днях где-то, произошел, несколько месяцев назад. Есть такой Чарлз Рей.. считается скульптором. Условно скажем. Ну, вот у него в Сотби продавалось, по моему, за 160 000 долларов, или паундов, рисунок. Рисунок подписан другим художником..
Стрижак: так
Шемякин: человеком, который занимается комиксами. Но! Продается это под именем Чарлза Рея. И статья, ну, если человек не понимает, Сотби, Кристи, написано , интервью с ним. Рисовать я никогда не умел, я вообще не люблю рисовать. Но мне недавно пришла в голову такая идея - влетает Супермен, ко мне спящему.. и там, действительно, на картинке, значит, как.. в этом, и матом спрашивает - такой-то ты растакой, куда делся Лихтенштейн? Это тоже знаменитая фигура, которая уже умерла, которая как бы, создавала американский поп-арт. Мне показалось это забавно и интересно. И я подумал , кто же может воплотить в рисунке мою идею. Я вспомнил, значит, он называет имя этого художника, я его пригласил, он выполнил это для меня. Он ему заплатил ему, значит, какую-то небольшую сумму
Стрижак: как мило.. как мило , идеи.. уде продаются просто идеи
Шемякин: а рисунок уже идет за 160 000 .. как его, потому что это его идея. Вы понимаете? То есть, вот до такого абсурда.. доходят допустим, сегодняшние.. эти игры принимаются, потому что, это очень интересные интеллектуальные игр. Люди которые заработали большие деньги, они вдруг покупают себе за бешенные деньги место, в определенном месте , то что называется (фраза на англ) от искусства. Их приглашают .. на .. борт, директора музеев, ихние работы разъезжают по всем мировым громадным музеям и галереям. То есть, огни себя сразу чувствуют
Стрижак: Михал Михайлович, ну, вы опять не в тусовке
Шемякин: я не в тусовке, да
Стрижак: почему вы все время не в тусовке?
Шемякин: ну, вот такая судьба, видно, на лбу написано не попадать в ногу со всеми
Стрижак: то, с чего мы начали, точно. Я прошу прощения, сейчас, давайте я возьму записки, а то я бы вам, кажется, что я вас обманула.. так, вот давайте записки и у кого есть вопросы, давайте руки поднимать.. а я пока почитаю
Шемякин: ну что, кто-то руки поднимает? Или ноги?
Стрижак: ура! Кто поднимает руки, так, поднимайте.. вон там.. а кто у нас с микрофоном? Поднимите те, кто с микрофоном.. давайте, вот, идите сюда, вот, вот, девушка, давайте. Только я напоминаю, чтобы камера и погромче. Вас может быть не очень хорошо слышно.
Шемякин: да
Девушка: здравствуйте. Чего вы больше всего в жизни боитесь, есть такое?
Шемякин: чего больше всего в жизни боюсь? Ну, прежде всего.. боюсь.. быть не человеком. Это самое сложная задача на сегодняшний день, и.. вот, проколы, в чисто человеческом плане.. а что такое - быть, так сказать, человеком? Ну, прежде всего, я родился мужчиной, значит я должен не изменить своему мужскому началу, я должен не быть трусливым. Я должен поступать так, как учили мои предки по отношению к близким и к друзьям. И.. вот, нарушить вот эти моменты, для меня, допустим, в жизни, самое страшное.. что я знал многих людей, которые в общем, когда-то были даже некоторые, мои друзья, которые споткнулись. Вот дл я меня, допустим, это самое страшное. Потому что, ну, как вы догадываетесь, я человек не из трусливых, если умудрялся участвовать в различных сложных перепетиях, как допустим, или.. дальние заплывы.. я был когда-то.. человеком, который мог уйти на сутки в море, это до.. довольно опасная профессия, опасный, вернее , вид спорта, я занимался спасением пленных, где с меня могли в прямом смысле, снять.. шкуру, кожу, потому что, мы были с Сарой в самом страшном лагере, у самого страшного такого, экстремиста, ХекМатьяра(?), о котором может быть , слышали когда-нибудь, вот. мы перешли нелегально границу. Так что, в трусости меня не упрекнешь. А вот страх перед какими-то моментами, которые для меня являются табу, их переступить, вот это для меня, действительно, страшно
Стрижак: спрашивают, сколькими языками вы владеете? (аплодисменты)
Шемякин: спасибо. Вы знаете, я не плохо говорю по-русски, вот. все что касается остальных языков, то из-за моей цыганской жизни, я учил когда-то немецкий язык, очень говорил не плохо. Кода мой отец вернулся .. вернее его убрали за.. то что он продемонстрировал свою верность маршалу Жукову, , понимая.. что его уберут через неделю из армии. Это вот , как раз тот человек, который воспитывал во мне чувство чести. Мама понимала прекрасно и говорила, ты понимаешь прекрасно, моему отцу, что если ты поедешь сейчас засвидетельствуешь.. маршалу свою преданность, мы уедем из прекрасной Германии, и тебя уберут из армии. На что отец сказал, я не могу поступить иначе. И вот это я запомнил. Через неделю мы уже были выброшены из Германии и я вернулся. Но, говорил я не плохо. Но, учительница стала поправлять мое саксонское.. произношение.. потому что мы.. я .. я вырастал в Саксонии. Там особое, допустим, произношение, от баварского. И она все время говорила - так не говорят по-немецки. И я несчастный, так сказать, вообще, человечек, вдруг понимал, что я вообще не понимаю, что есть.. как мне дальше продолжать учиться? Я хочу говорить и говорю, и считаю книги по-немецки. Она, в общем, меня замордовала и в результате я перешел на английские курсы. Стал учить английский. Потом, я был выслан, я учил французский. Потом, я .. когда пришел Метеран к власти, я перед его приходом, бежал от социалистов в Америку, где я прожил почти 30 лет. Нигде так долго я не жил. Там я пытался учить английский, но Володя Высоцкий меня познакомил с моей супругой..
Стрижак: и надобность учить английский отпала, да?
Шемякин: и она прекрасно говорит по-русски, прекрасно говорит по-французски и в результате, вообще, я перестал учить английский
Стрижак: вы хорошо устроились, Михал Михайлович, смотрите ка
Шемякин: да, одним словом, я говорю на многих языках и на всех, плохо
Стрижак: здесь есть вопрос, кстати, о женщинах. Должен ли человек, обладающий такими талантами и столь много времени отдающий творчеству, искусству, вообще, имеет ли он право заводить семью и любить женщину?
Шемякин: ну, вы знаете, Брюлов сказал когда-то - я никогда не женюсь, когда женился его брат. Моя жена, это живопись и искусство. В результате он женился.. брак был чрезвычайно неудачный. Потому что он женился на той женщине.. его супруга имела связь со своим родным отцом, немецким бургомистром. Все это всплыло на поверхность, были большие драки, скандалы, человек он буйный и в конце концов, он умер, естественно, в одиночестве. Есть браки необычайно плодотворные. Допустим, ну, Бах, это гений ли нет? Ну, супер гений, вообще, это как говорится, Микеланджело музыки, у него была громадная семья. Мало того, его сыновья стали великолепными композиторами. То есть, это все зависит, я думаю, от.. от самого творца. Одних тянет в семейную жизнь, других тянет в чудовищный разгул. Например, Лотрек всю жизнь прожил .. мягко говоря, сознательную жизнь прожил в бардаке. И тем не менее, гениальный художник. Умер, естественно, в одиночестве
Стрижак: но, вы.. женщину ведет за собой, в принципе, обрекая ее на неустроенность, на все повороты собственной жизни, понимаете?
Шемякин: вы знаете, жить со мной сложно, конечно, жить очень сложно. И конечно, не каждая женщина смогла бы выдержать тот ритм жизни и ту атмосферу , в которой я пребываю, допустим, или пребывал я. Но.. во всяком случае, я.. очень рад, что.. те женщины которые были у меня, они всегда были моими верными солдатами. А сегодня вот, Сара, которая несет тяжелое время бытия с Михаилом Шемякиным. И несет его с честью
Стрижак: Сара дослужилась до полковника, наверное уже
Шемякин: вот. поэтому, я говорю, что я.. я очень всегда горжусь женщинами (аплодисменты)
Стрижак: давайте, вот.. есть вопросы? … давайте, давайте, давайте, давайте, бегом, бегом, бегом. Ну, давайте сюда
Девушка: Здравствуйте. Чего не хватает
Стрижак: подождите, в камеру
Девушка: по вашему мнению, современному искусству?
Стрижак: еще раз, с начала
Девушка: чего, по вашему мнению, не хватает современному искусству?
Шемякин: искусству?
Стрижак: ну, так, коротенечко, секунд на 30
Шемякин: ну, вы знаете, что, современному искусству много чего не хватает, но.. вы понимаете, это очень сложно ответить на вопрос. потому что в современном искусстве, в общем-то, если к нему присмотреться на всех континентах, то в нем есть все, сегодня. Во-первых, есть поиск, может быть иногда оголделый, ошалелый, интересный. Во-вторых, есть большие мастера, по прежнему, которые живы, это допустим, та же Америка, та же Англия.. жив Люсьен Фройд, гениальный , как бы, живописец. И есть надежда на то, что искусство все равно, будет еще дальше развиваться, и.. и .. и служить человечеству. Мне кажется, что.. мне лично, посоветовать, вот сказать, знаете, искусство должно перестраиваться , оно должно быть причесанным, или прилизанным, оно должно быть благопристойным, вот здесь я никак не могу это.. это.. этого сказать. Потому что искусство вещь не управляемая, таинственная. Творчество процесс, который до сих пор не может никто разгадать, что их себя является.. процесс, что это за тайна. Поэтому, я могу только сказать, что искусство нуждается в том, чтобы его, может быть, ну, поддерживали.. правители. Особенно в нашей российской стране. Вот это действительно.. вот это, действительно нужно. Этого не хватает (аплодисменты)
Девушка: здравствуйте, скажите пожалуйста, что означает для вас понятие - женская красота и какая она для вас? Спасибо
Шемякин: ну, вы знаете, это вопрос такой сложный, вообще, задали, коварный, я бы сказал
Стрижак: почему у вас мало женских портретов? Вы можете так, на полях женскую головку нарисовать?
Шемякин: ну, я.. почему, рисую? У меня и женские головки есть. Если бы видели количество моих эскизов, допустим, для балерин.. они всегда очень.. такие, обаятельные и все. я просто считаю, что
Стрижак: красота
Шемякин: мой конек, это не совсем… так сказать, женская красота. Потому что я работаю довольно жестко, и вообще, мое понятие женской красоты, оно немножко отличается от понятия, ну, условно скажем там, или грубо выражаясь, обывателя. Вот то, что считается очень красивым в женщине, мне например, это не нравится. Мне нравятся выразительные лица, я не охочусь, вернее, не охотился никогда, за длинными ногами, допустим, и все. То есть, взгляд у меня на женщину, специфический и меня прежде всего, интересует, ну, если я допустим, думал с этой женщиной связаться на долго, меня интересует ее выносливость в общей жизни, так сказать. Вообще, не.. не в кровати, я имею в виду
Стрижак: все таки, папа должен вами гордится. Вы от части , генерал, понимаете. Ну, все таки, выносливость, солдаты, это туда. Да. вот туда, молодому человеку передайте микрофон. А вот , дама пришла уже, правда. Ну. Извините, давайте
Мужчина: скажите пожалуйста, вот, всем известно о вашей дружбе с Владимиром Высоцким. Вот. Существует такое мнение, что вот, ну, известная знаменитая скульптура в Петропавловской крепости и сама идея, идея, ну, разумеется, совместно с вами, была навеяна Высоцким. Это правда или нет?
Шемякин: да, совершенно верно
Стрижак: я полагаю, это памятник Петру, для тех, кто не в Петербурге живет
Шемякин: да. совершенно верно. Дело в том, что в то время, как раз вот, были закончены съемки, и.. Володя часто вспоминал вот этот фильм, привез мне его в записях. Это "Арап Петра Великого". И учитывая, что у меня очень много рисунков, связанных с моим любимым государем, который
Стрижак: слушайте, как интересно. Никогда не знала, что фильм "Как царь Петр арапа женил", где играл Высоцкий, связан с этим памятником вашим, стоящим в Петропавловке. удивительно
Шемякин: ну просто, он одержим идем Петра первого и зная, что я очень много рисую и мы, в общем, оба любим этого великого.. человека, именно вообще, удивительного творца., он меня спросил - а почему ты никогда не лепишь его? Всегда в рисунке, графика.. рисунки, графика, картины.. все. я говорю, ну знаешь, как-то, лепить сложно, потому что все скульптуры, они в основном, помпезные. И я даже не нашел ключа. Если я в графике нашел ключ, как изображать Петра Первого, в виде такого жуткого кота. Его кстати, и карикатуры всегда делали на него и нашел пропорции мощные, я думаю, что я боюсь, что я его.. пока еще не.. не нашел. И тут у меня в мастерской стояла голова растреллевская, с прижизненной маски Петра первого, Володя взял его, у меня даже есть фото, поставил сюда, говорит - вот, вот Петр, говорит, ради бога, не меняй больше ничего. И прошли годы, я вспомнил наши разговоры, вспомнил мечту, создать вот этот памятник, я стал делать этот памятник сам для себя, для своего парка. И вспоминал всегда Володю. Я не трогал эту голову, абсолютно, единственное, что я искал пропорции, как в парке может смотреться эта фигура высоким. Вот, меня часто спрашивают, что такое, голова микроцефала.. ну, мало того, что безграмотные люди говорят - а почему вы использовали посмертную маску? На что я всегда говорю - а вы купите книжку о Петре Первом и там всегда есть посмертная маска. Он умирал от водянки, раздутый и совершенно.. обезображенное лицо. Нет, он у вас очень не красивый. Я говорю, пожалуйста, тогда вот, все записки туда, наверх, вот. господу богу. Каким он был, вот таким я его сделал. А про порции.. я пришел к вот этому решению после 8.. различных .. фигур. И только когда я пришел к канону русской иконы, тогда у меня получилось впечатление, что человек высокий. Если вы любите русскую икону, наблюдали, то пропорции соотношение головы к туловищу, да, к телу, оно на столько отличается от классической, греческой, вот, допустим, голова апостола крохотная, фигура вытянутая. То есть, одним словом, они показывали, как раз, вот, высоту данных персонажей. И .. американский скульптор, к сожалению, он умер, один из грандиозных.. мыслителей, скульпторов Америки, русского происхождения, его родители.. отец его был раввином, приехавший из России, Леонард Баскин, написал как раз статью, вот именно для открытия. Написал, что Шемякин создал благодаря пропорциям, ту фигуру гиганта, что если этот государь встанет, нам станет страшно. То есть, понятно, что это гигант сидит. Вот , поэтому, вот такая была работа. А как он попал, тоже такая, интересная .. я вкратце расскажу. Я никогда не думал, что эта фигура встанет в Петропавловской крепости. Приехал ко мне в мастерскую академик Лихачев в Нью-Йорке и он увидел закрытую скульптуру под простыней. Лона была еще намочена, я работал . И он попросил открыть. Когда он увидел вот этого Петра, сидящего у меня в кресле, он мне сказал, говорит - Миша, этот памятник должен стоять
Стрижак: в Петербурге
Шемякин: в нашем городе. Тогда еще был Ленинград
Стрижак: в Ленинграде, в Ленинграде, точно, в Ленинграде еще, да
Шемякин: да. И я сказал.. а я , в общем, объявил человеку, потому что я в лицо ему взял и рассмеялся, то есть, не смог сдержаться. Потому что, Шемякин - раз, так сказать , запрещен. Плюс, Петр Первый - не похожий на это. И пожилой академик, в то время он очень обиделся на меня. И он сказал, - знаете, вы меня плохо знаете. Вот. вы увидите, этот памятник встанет в нашем городе. Мы расстались, продолжали, так сказать, иногда обмениваться письмами. И вдруг, звонок из Москвы и мне через 2 года сообщают, что ваш памятник принимает Россия. Я даже не понял о чем идет речь. Я говорю, какой памятник? Я не делаю памятники. Но у вас же есть Петр Первый? Я говорю, да, но это не памятник, я говорю, это скульптура. Вот, значит ваша скульптура должна въехать, значит, решением ЦК, значит, ваша.. это оказывается, Лихачев все жит годы работал, но там, оказывается, принимало очень много участия, там, Юрий Дубинин, посол СССР, который тоже симпатизировал мне,.. оказывается, много людей за моей спиной вели какую-то таинственную борьбу и Петр въехал. Вот
Стрижак: красивая история (аплодисменты). Дайте. Вон дама давно просит слово. Сейчас, секундочку. Давайте , вот там
Дама: добрый вечер. Я знаю, что вы подарили ску.. фигурку барабанщика Мирей Матье. Я хотела бы спросить, это было сделано специально для нее? Эта фигурка
Шемякин: понятно. нет, это не было сделано специально для нее. Эта фигурка была сделана для ведущих дирижеров военных оркестров. Я был приглашен принимать участие в данном фестивале, замечательном, кстати, вообще, я просто был потрясен нашими суворовцами. Там, 60 барабанщиков, которые выступали так синхронно, что наверное, черные им могли бы позавидовать, вот. а Мирей Матье, это было решено просто подарить.. комендантом Кремля, меня попросили ей преподнести эту фигурку. Это мой Щелкунчик, который по просьбе устроителей этого .. фестиваля, Ломоносовский завод переодел в мундир Преображенского полка и поставил барабан. Но! Была довольно неприятная история, потому что, ко мне стали подходить музыканты, французы и говорили, вот на пресс-коференции мы видели чудесную скульптурку, которую должны получить вот, мы.. если мы выиграем, как бы, вот. У нас будет фигурка? Я говорю, ну, конечно , у французов, я уж постараюсь, чтобы.. живу сам во Франции. И я вручал какие-то подарки, какие-то коробки и с ужасом потом я увидел, когда коробку открывает, что там какая-то вазочка, там ни какого щелкунчика не было. И когда я спросил устроителей, обождите, а где же.. Щелкунчик? Выяснилось, что щелкунчик разошелся по.. высшим чинам..
Стрижак: какой ужас, позор
Шемякин: но единственное что, единственное что получила Мирей Матье и все таки, для французов я выбил. Я даже пришел на банкет и спросил главного дирижера, я говорю - получили? Он говорит, месье Шемякин.. (фраза по-французски).. все прекрасно, вот. Так что вот, история этого Щелкунчика. Но, это не было сделано для Мирей Матье. Вот. Она была в восторге. Она очень много меня целовала, прыгала и скакала с этим щелкунчиком (аплодисменты)
Стрижак: давайте еще.. давайте..
Девушка: вас что-нибудь удивляет в современной молодежи?
Девушка: вас что-нибудь удивляет в современной молодежи?
Стрижак: вас что-нибудь удивляет в современной молодежи?
Шемякин: меня, в современной молодежи? Ну.. не.. не то что удивляет, иногда ошарашивает. Она отличается от той молодежи, которой были мы. вот. Во-первых, мы не знали наркотиков, это раз. Во-вторых, так сказать , никому
Стрижак: вы читали книжки. Это два, да
Шемякин: в общем, совершенно ну, ..современная молодежь бывает, ну, иногда, через чур свободна, что нас иногда удивляет и радует. Вот. а с другой стороны, конечно, когда я виду молодежь, которая уже путешествует совершенно спокойно, там, по Франции, по . Англии, германии и Америке, то вы понимаете.. я понимаю, что сознание молодежи резко отличается от нашей, когда мы понимали, что нам легче пасть на Луну, стать космонавтом, как многие умалишенные.. мечтали, чем попасть , даже в ту же самую, дружескую республику.. Болгарию или Польшу, понимаете?
Стрижак: да, завидуют. .. ну, давайте уж здесь еще, ладно, уж коли здесь сидит с микрофоном
Девушка: я хотела спросить, есть ли что-нибудь в вашей жизни, что вы хотели бы сделать, но не успели?
Стрижак: нет, но жизнь еще не закончилась
Девушка: на данный момент, какие-то вот, задумки ваши, которые вы еще не успели реализовать
Шемякин: знаете, я вспоминаю такую историю. Здесь такая есть такая журналистка , Катя Деготь. Она сейчас правда, крупнейшая искуствоведка, которая сказала, что Шемякина и ему подобных мы в будущее не берем.. Этим она, так сказать.. отвуетила на вопрос, - почему Шемякин и допустим, там, Олег Силков, мы не попадаем, ну и ряд других там, да
Стрижак: не в обойме вы. Не в обойме
Шемякин: мы не попадаем.. в обойму.. русского искусства, которое демонстрируется в крупнейших музеях. То есть, фактически, мы те же самые изгои, на сегодняшний день. Хорошо, я с этим согласен. Но, когда она была еще вот, в вашем возрасте, сейчас, она уже тетя.. с солидным стажем брани. Вот. она .. мы сидели с академиком Лихачевым, ему было в то время, по моему, 90 лет. А мне было.. около 50. И вот, она встала, и у нас была пресс-конференция. Она сказала, говорит - господин Шемякин, вот, сейчас , когда так сказать, вообще, на закате своей жизни, вы подводите, должны подвести итоги.. и мне стало так неудобно, потому что я посмотрел на академика Лихачева, он так.. (смех).. он так. как-то вообще, сделал вид, что он.. и что он вообще не здесь, что он уже ушел в другой мир.. вот.. поэтому, конечно, масса (аплодисменты)..
Стрижак: ну, вот давайте еще один, обещала, вот, девушка давно
Шемякин: нет, нет, я еще не ответил
Стрижак: а, еще не ответили, стоп, стоп
Шемякин: у меня масса идей, которые я хотел бы воплотить и воплотил бы, если бы опять, такс казать, я встретил поддержку от государственных лиц. Потому что, мы , скульпторы
Стрижак: очень дорогое у вас искусство. Вам постоянно нужны деньги, это ужас
Шемякин: вот именно, мне уже советуют в Кремле, перейти на минимализм, вообще
Стрижак: да да
Шемякин: концепт создавайте, сказали они, и этого хватит. На бумажке написал
Стрижак: на бумажке нарисовали, да
Шемякин: какой там, Гофман, 40 фигур в бронзе, ну, куда это годится? Денег-то нет, господи, кризис
Стрижак: мы вам пожелаем денег. Давайте денег пожелаем
Шемякин: да.. (аплодисменты).. спасибо
Стрижак: ну, вот еще девушка
Девушка: Михаил, добрый вечер. Как вот, в целом, вы относитесь к живописи, в исполнении женщин художник, вот в чем.. женщин художниц, чем они отличаются, вот, женская живопись от мужской живописи? И нравится ли вам Ре..(имя))
Шемякин: кто, кто?
Стрижак: кто?
Девушка: (имя), это из сюрриализма
Шемякин: а, да, да, да, да
Девушка: ну, если вы помните
Шемякин: знаю, конечно. Вот. Сейчас скажу, что мое отношение к женскому искусству самое дружеское и восхищенное. Потому что, я не скажу, что я много знаю и много знаю о.. художницах живописцах, которые занимаются живописью. Ну, конечно там, Мери Кассат и.. есть очень много интересных.. грандиозных художниц в.. из русского авангарда, там, Попова.. много-много, Эстер.. во всяком случае, в живописи они много сделали, но я как раз не об этом хочу сказать. Я приведу такой пример. Есть такая.. такой скульптор Жермен (фамилия).. И она известна своей скульптурой "Мужчина и женщина". Это грубые фактуры, разорванные вообще, формы, внутри дырки. Это вещь, которая всегда входит в любые .. словари современного искусства. И долгие годы, ну, в силу того, что это мощная скульптура, совершенно современный взгляд, она уже умерла, .. много лет тому назад. Ия всегда, поскольку во Франции Мишель может быть мужчиной , Мишель может быть женщина. И я никогда не видел ее портрета. И я долгие годы, вообще, говорил о великом французском скульпторе, которого я обожаю, даже не подозревая о том, что это небольшого роста женщина. Ну, такая же, как Луиз Буржуа, моя любимая скульпторша, любимый мастер концепта и все. поэтому, я .. или допустим, Елизабет Фринк, если кто-то из вас уже побывал в Лондоне, то знаменитая скульптура обнаженного юноши на коне перед аэрофлотом, это вот, ее работа. То есть, это грандиозный, тоже, скульптор, с совершенно мужским взглядом на мир, на.. с руками. Ну, и плюс ко всему, вот, те люди, которые видят работы моей дочери, которая очеьн давно начала рисовать и она лепит, сейчас вот, она закончила одну из интереснейших книг.. и любимых, как ни странно для нее, романов, это Камю.. "Чума".. вот. 40 иллюстраций. Я скажу, что никто никогда не думает, что это женское искусство. Я знаю, что на сегодняшний день, женщины на столько прочно вошли в современное искусство, на столько часто утерли нос и мужскому полу, как говорится, что на сегодняшний день у меня нет разницы вообще. Я с великим почтением отношусь и считаю, что женщина, особенно в современном обществе, вот, в искусстве, сделали колоссальнейший вклад и продолжают делать
Стрижак :здесь есть вопрос.. спасибо большое. Давайте я сразу.. если можно, коротко, потому что наверное, требует длинного ответа.. но, если можно коротко. какие требования к абитуриентам вы предъявляете , которые хотят поступить на ваш курс во Франции? Вот та школа, вот, вы рекламируете классы, приезжают учиться.. можно ли поступить к вам
Шемякин: нет, дело в том, что во-первых я не занимаюсь со студентами. У меня , в основном, проходят практику, или , как бы, аспирантуру проходят те молодые профессора, которые уже защитили диплом. Обычно, я отбираю это
Стрижак: вы сами отбираете, вам работы можно послать? Как это?
Шемякин: нет. Я отбирают сам. И это связано с министерством культуры. Потому что, естественно, допустим, министерство культуры заключает со мной контракт и я отбираю, просто понимаю, что вот этот человек и может заниматься у меня, по работам и по личному контакту. А потом, так сказать, на три месяца, потому что, во Франции больше нельзя находится и пребывать, на три месяца по контракту с министерством культуры, они прибывают ко мне, для прохождения, как бы, высшей практики, вот
Стрижак: понятно.
Шемякин: и очень сложные занятия, потому что, к сожалению, уровень образования сегодня в художественных заведениях, довольно низкий, потому что, ко мне приезжают ребята.. а мне приходится, вот, для этих молодых профессоров, создавать целую специальную программу, куда входит поэзия, литература и обязательно музыка. Потому что, сегодня не знают, допустим, .. троицу тех, кто создал атональную музыку, допустим, Шонберг, берг и Вебер
Стрижак: о, как.. о, как. Сложно к вам попасть. Кто сегодня Шонберга-то знает? Даже удивительно
Шемякин: ну вот, у меня это обязаны знать. Потому что я хочу, чтобы эти люди сидели за нормальным столом, в нормальном обществе интеллектуальном и чтобы они не.. не кивали головой или.. или как Отто (имя), который подходил, если вы Швейка помните хорошо, подходил и всегда спрашивал - а вы читали Клапштока? А когда ему говорил - да, он разочаровано отходил и терялся в толпе , вместе со стаканом. Вот, я это.. этого не хочу. Понимаете? Поэтому , у меня одновременно с живописью, скульптурой, архитектурой , люди изучают и поэзию, потому что нельзя не знать сегодня Рембо или допустим, Верлена и прочее. То есть, я создаю такую интеллектуальную программу, но заостренную, естественно, на профессиональных предметах
Стрижак: прямо интересно. А нельзя послушать ее не умея рисовать? Вот, про Рембо, про Шонберга
Шемякин: это когда мы создадим школу для концептуалистов, да, тогда у нас будет это
Стрижак: да, концептуализм, да, я выучу это слово. Я в концептуалисты претендую. Но, я понимаю, масса вопросов, простите меня. Я хочу последний вопрос себе.. себе забрать. Понима.. вы, такой мастер цвета… я понимаю, что это экспромт и может быть, с неблагодарным финалом. Но все таки.. как на ваш взгляд, Россия сегодня какого цвета?
Шемякин: серо-буро-малиновая.. (смех в зале)..(аплодисменты)
Стрижак: да. я ожидала.. можно вас попросить еще , все таки, вот, не.. не мне, не зрителям, а вот несколько слов напутствия в зал. Вот мы.. у нас сегодня, конечно, разная аудитория, но молодежи много, как всегда в учебном зале. Вот туда
Шемякин: туда
Стрижак: да, туда и камеры уже там снимают
Шемякин: а там уже не молодежь
Стрижак: там уже не снимают. Уже снимать будут тут. Вы можете встать, если хотите, уже можете, как..свобод.. свободно
Шемякин: ну, а что я могу сказать, вообще? Знаете, сидеть как умудренный.. убеленный сединами старец и говорит - да, молодежь моя, все учиться вам, учиться и еще раз учиться. Нет, ну что можно пожелать? Во-первых, пожелать, прежде всего, если вы избрали какую-то профессию, вы должны понимать, что часто, особенно вот, наша профессия, когда ко мне приходит кто-то заниматься, иногда бывают у меня люди, которые задерживаются , допустим, на 4 года. Вот, сейчас Димаков, который представлял свою книгу в издательстве "Вита-Нова", тоже, в общем, был как бы, мой проект. Он один из лучших профессоров в.. художественной академии в Сан-Франциско, в самой любимой. И сейчас получил звание уже, чуть ли не декана. Вот, он учился у меня 4 года. Но, всегда когда ко мне приходят, я говорю, вы должны понять, я не знаю, как актеры, потому что это иная профессия, как музыканты, но если вы идете с целью.. прославится или зарабатывать деньги, тогда нужно идти не ко мне, а идти, вот есть, допустим, такой Косафонов или Сафронов, в общем, все. Вот он научит, как так сказать, толочься, на каких-то там вечеринках, как пробивать, как делать, все. Вы должны знать, что вы.. чем дальше и чем интереснее вы идете в своей области. .. допустим, есть работы, которые я почти никогда не показываю, я давно уже не работаю с галереями, потому что галерея, это тоже, где-то, тюрьма. Я проработал 25 лет и это очень сложно, остаться самим собой. Потому что галерейщик всегда ломает художника. Ломает.. исподволь. Понимаете, он начинает говорить - а давай еще 5 работ вот с этим фоном. Уж больно мо.. нашим людям, клиентам нравится зеленый или красный фон. И художника начинают ломать. Вы должны быть очень упрямым и очень скандальным в галерее, для того, чтобы выжить. А художник молодой должен понимать, что чем дальше он, допустим, идет, тем менее он понятен, и тем меньше шансы заработать деньги. Вот, допустим, вот вы решили стать сапожниками, это великолепная про.. профессия, вы покупаете лучшую кожу, итальянскую, вы приглашаете хороших модельеров и чем лучше ваша обувь, да, чем она изысканней, чем она благороднее по форме, по .. так сказать, содержанию своему, тем охотнее ее покупают, да, это нормально. Чем вы лучше. Па в нашей профессии, чем вы утонченнее, допустим, там, живописец, график, вы уходите в какие-то иные миры, тем менее, это нормально совершенно, потому что мы открываем новые горизонты, мы пророки неизведанного чувства человечества, как сказал Андрей Белый. Поэтому, все пророки, всегда побиваются камнями. И в свеем отечестве нет пророков. И как сказал Высоцкий в песне, ну , - поведал мне и жалобно и грустно, пророков нет в отечестве своем, но и в других отечествах не густо. Поэтому, понимаете, путь вот, если здесь кто-то спрашивает меня о пути художника, он очень тяжелый и очень сложный. Вы должны, прежде всего, понимать, что без .. творчества, вы не можете жить. Вот тогда, так сказать, вообще, можно выходить на этот путь. Мы работали грузчиками, я просто понимал, что я не мог жить без искусства.. вот, мой ответ и я думаю, наверное (аплодисменты)…
Стрижак: я думала, что вы хотите еще что-то сказать? Нет. Все. тогда, все. тогда, спасибо вам огромное, вы вас задержали страшно. Наснимали. Спасибо большое. Это все. (аплодисменты).. спасибо, спасибо.
Шемякин: мне снимают это?
Стрижак: сейчас все снимут, сейчас.. ой, девушки цветочки несут
Шемякин: спасибо, девочки, даже как-то неудобно мне принимать цветы.. правда.. ну как это вообще, как-то , мужчина в цветочках. Правда? Хорошо...
  фон Гадке
14.12.2012



Карта блога