Простые вещи


Простые вещи
Сколько раз я уже начинал свои истории словами: «когда я был маленьким...» Наверное, это и правильно, как в СССР сравнивали показатели с 1913 годом, так и я часто сравниваю себя и окружающий мир с тем, какими мы (я и мир) были раньше, когда я был маленьким, а мир большим.
Хотя неправильно, мир не был большим, мир был тоже маленьким. Так вот, когда мир был маленьким, как и я, все вещи были простыми, небо синим, трава зеленой, снег белым. Люди были счастливы, как и я. А всякие сложности случались только в скучных взрослых фильмах, где мужчины и женщины устраивали драмы на ровном месте, расставались, сходились, разводились, рожали внебрачных детей и всякое такое. А я был маленький, для меня добро и зло не смешивались, были люди хорошие и люди плохие. А потом я вырос и хрошие люди стали не совсем хорошими, и плохие люди стали не совсем плохие. И добро со злом перемешались. И даже вкусное и невкусное поменялись местами кое-где. И оказалось, что для определения даже самых простых вещей всегда теперь нужна точка отсчета. Религия, вера, собственная польза, любовь, ненависть, общее благо, экология и экономический эффект – все это стало мерилом хорошего и плохого.
А так хочется порой снова поделить мир на хорошее и плохое, причем чтоб хорошего было больше, чтоб добро всегда побеждало, чтоб не путаться в морально-логических построениях, а жить просто и радостно, как в детстве. Но то время ушло, и я полюбил то, что ненавидел в детстве, а то что любил – разлюбил. Не все, конечно, но вот например рыбу я не ел лет до 16. Вот не любил ее и все тут. А сейчас ем, люблю даже. Корицу же разлюбил, хотя умирал в детстве по булочкам с корицей.
Но есть вещи, которые я любил всегда. Вот например отварную молодую картошку со сливочным маслом. Я помню себя трехлетним поедающим отварную картошку. А морковь вареную я не любил, и про рыбу я уже говорил.
И задумалось мне сделать себе такой немудреный, суперпростой обед из вареных картошки, морковки и рыбы. Пикшей рыбу звали, когда я ее в магазине покупал, причем даже не целиком покупал, а только лишь филе.
Простые вещи
На самом деле был у меня потайной хитрый замысел, хотел я идею одну проверить. Вертится у меня в голове и не дает мне покоя вот какая мысль. Все нынче знают, что мясо, да и рыбу с морепродуктами, чтоб были они нежноупругими и сочными, то есть лишнюю влагу при готовке не теряли, не стоит перегревать выше определенных температур. Кучи всяких способов и методов нынче появилось. Сувиды всякие, духовки с супернизкой температурой и всякое такое. Многие, как один из вариантов, просто бросают продукт в кипяток и держат там уже без дальнейшего нагрева. Вот этот-то методи заинтересовал меня. Подумал я, что если термодинамическую систему, состоящую из любого животного протеина, кипятка и кастрюли посчитать замкнутой, то можно достаточно точно регулировать тепературу нагрева продукта при помощи соотношени веса кипятка и продукта. А уж если систему в самом деле слегка заизолировать, то возможности становятся почти безграничными в пределах разумного. Сложность составляют подсчеты – теплоемкость продуктов во многих случаях функция от температуры, но во многих случаях пропорции можно выяснить эмпирически. Короче, есть тут над чем работать и что обсуждать. Сейчас же я просто расскажу о том, какую пропорцию я вывел для филе пикши. А пропорция такая 1:1. Килограмм кипятка на килограм рыбного филе, порезнного порцайками в 100г приблизительно. Кипяток я брал подсоленый. Рецепт простой, если это можно назвать рецептом. Филе пикши или трески режу кусками на полпорции примерно 100г каждый.
Простые вещи
Беру воды по весу равной рыбе, солю, кипячу. Рыба из холодильника температурой около 5С. Бросаю рыбу в кипяток, огонь под ним сразу же выключаю, даже выключаю перед тем как бросить рыбу.
Простые вещи
Закрываю крышкой, даю постоять 15 минут. Вылавливаю куски рыбы шумовкой осторожно, чтоб не поломать.
Простые вещи
Раскладываю по тарелкам.
Картошку варил просто без выкрутасов, а морковь готовил на пару.Морковочки специально купил мелкие из эстетических соображений.
Но самым главным ингредиеном моего обеда было масло. Обычное сливочное масло я растопил, дал всей воде выпариться, а потом еще держал на огне до тех пор, пока масло не начало темнеть – лактоза и другие сахара, в масле бывшие, прореагировали с протеинами. Beurre noire такое масло называют французы, если вдруг кто не слыхал.
Вот такой простенький случился у меня обед. Но что может быть прекраснее простых вещей! Картошка ароматная, морковка сладкая, рыба нежная, распадающаяся на упруго-сочные дольки, и одуряющий запах жаренного масла.

Greg Butcher