Гусь с гречкой и опиатами

Вариантов, чего бы ещё такого интересного запихать в гуся перед парциальной кремацией, существует довольно много. Мы с Оксаной решили, что ритуальное трансректальное яблочное кормление, описываемое в литературе как нечто обычное, что добропорядочные граждане могут невозбранно сотворить с этой умной и гордой птицей — это такое мероприятие, к которому надо всё же морально подготовиться. Поэтому решено было не мудрить и устроить лапчатому гречнево-опиатный инфаркт. Подготовку к этому ответственному процессу мы начали накануне. Собственно, можно просто часа за три-четыре до, это не столь принципиально. Тело

надо было забальзамировать. Для этого потребовалась рюмка коньяка (водка тоже бы пошла, но не было под рукой), четверть стакана соевого соуса, пара столовых ложек горчицы и (не обязательно, но мы решили добавить) пара столовых ложек аджики.

Аджика, будучи крепко солёной, избавила от необходимости дополнительно натирать гуся солью.
Смешали, получилась бальзамическая масса.

Щедро намазали ею гуся, в том числе и изнутри, оставили проникаться всем этим великолепием и занялись подготовкой остальных ингредиентов, поскольку просто всыпать гречки и привнести опиаты было бы смело, креативно, но невкусно.

Прежде всего, гречка. Её понадобилось ровно полтора стакана. И три стакана воды.

Ничего сложного: утопили гречку и поставили кастрюльку с утопленницей, для разнообразия, на сильный огонь, накрыли кастрюльку крышкой. Как только вода закипела, огонь убавили вдвое и созерцаем процесс, приведший к созданию паровых двигателей, ровно десять минут. Если ничего революционного не придумалось, просто еще убавляем огонь и варим ещё 5-7 минут до полного выкипания воды. Почти всё, как у Вильяма Васильевича Похлёбкина в его рецепте.
Добыли немного опиатов.

Нет, не столько, всего-то пару горстей. Если добыть самостоятельно не удалось, закупаемся у фунгидилеров на рынке или в магазине. Можно взять и другие грибы, если опиаты в дефиците. Обжарили на сливочном масле. Взяли яйца и лук,

лук обжарили на сливочном масле, а яйца отварили, почистили и достали из кухонного инквизиторского арсенала страшный девайс — яйцерезку.

Несколько отточенных движений — и заправка для гречневой каши готова,

осталось только ингредиенты смешать.

Затем подступились к разомлевшей от бальзама птице и, пока один придерживал за лапки и втирал про маршруты сезонных миграций, с координатами гречневых полей и опиатных россыпей на опушках, второй изображал кочегара на паровозе, орудуя ложкой, как лопатой.

Как только гречка с опиатами в тендере закончилась, взяли зубочистки, окрестили их кетгутом деревянным и сделали ушивание раны передней брюшной стенки.

Затем накрыли посудину с гусем фольгой, подогнули её края, чтобы всё было плотно закрыто, и отправили всё в топку. На сильный огонь.

После двух часов пробной кремации извлекли гуся, откинули фольгу и отправили ещё где-то на полчаса — подрумяниться и обрести здоровый аппетитный цвет кожи. Готово!

Максим Малявин